Воскресенье, 19.11.2017, 17:13
ФК "Анжи" Махачкала
 
Форма входа

Меню сайта
  • Главная
  • Данные о ФК "Анжи"
  • Стадион "Динамо"
  • Основной состав "Анжи"
  • Календарь игр
  • Downloads
  • Гостевая книга

  • Поиск

    Главная » 2010 » Август » 26 » Нарвик Сирхаев о своей карьере игрока и тренера. ["Еврофутбол" (с)]
    15:36
    Нарвик Сирхаев о своей карьере игрока и тренера. ["Еврофутбол" (с)]
    nullВ межсезонье 2001/02 за полузащитника «Анжи» Нарвика боролись лидеры отечественного футбола – ЦСКА и «Локомотив». Футболист выбрал железнодорожников, и, по собственному признанию, не жалеет об этом. Впрочем, это понятно – клуб предложил Сирхаеву работу и после того, как он завершил игровую карьеру. Сейчас Нарвик тренирует «Локомотив-2» в любительской лиге и вполне доволен своей жизнью.
     
    Команды под названием «Локомотив-2», на самом деле, тоже две. Одна играет во втором дивизионе зоны «Запад» под руководством еще одного бывшего игрока железнодорожников – Евгений Харлачева. Другая – по сути, ее дубль – участвует в первенстве любительской футбольной лиги. Именно ее тренирует Сирхаев. В прошлом году он помогал Харлачеву, а в этом решился на самостоятельную работу. К слову, в своей футбольной лиге подопечные Сирхаева уверенно идут на первом месте.
    С Нарвиком мы встретились на стадионе «Локомотив» в Перово, где играет и тренируется ЛФК «Локомотив-2». Мне показалось, что внешне он совсем не меняется – все такой же сухой и поджарый. Хоть сейчас на поле выходи.  


    – Карьеру игрока вы завершили в 34 года. Тяжело далось решение? – спрашиваю у Сирхаева.

    – Не скажу, что легко. Но я уже начал уставать морально. Решил для себя: хватит. На высоком уровне уже не тяну, а на низком играть не хотелось. Поэтому решил завершить игровую карьеру и начать тренерскую.

    - Дали себе какое-то время на сомнения – заканчивать или нет?

    – Поначалу действительно думал: не рано ли я повесил бутсы на гвоздь? Может, еще поиграть? Если бы в тот момент поступило достойное предложение, я бы, может, еще «попылил». Но вариантов, которые устраивали, не было.

    – Последней вашей командой, кажется, был бакинский «Олимпик»?

    – Да, но я провел за эту команду всего один матч. Несерьезная получилось поездка. По телефону люди обещали одно, а по приезду все изменилось. Но я же не 20-летний мальчик! Мне было 34. Я объяснил все этим людям и уехал. В общем, я ни о чем не жалею. Думаю, что я принял правильное решение.  

    - У вас было то, что называют «тяжелым периодом»?

    – Мысли разные приходили. Но мне помогло, что я не уходил из футбола, а продолжал вариться в этой же кухне.

    СЕМИН УГОВАРИВАЛ НЕ СПЕШИТЬ

    – Вы выиграли первенство первого дивизиона вместе с «Анжи» и «Тереком» и чемпионат премьер-лиги вместе с «Локомотивом». Какая победа оставила самый яркий след?

    – По статусности события – золото, завоеванное с «Локомотивом». А по эмоциям – победа в первом дивизионе вместе с «Анжи». Это был мой первый по-настоящему серьезный успех. В «Анжи» у нас была отличная, спаянная команда. Да и в «Локомотиве» был сильный и дружный коллектив. Иначе мы не стали бы первыми. 

    – Вы были лидером в «Анжи». Почему не удалось закрепиться в «Локомотиве»?

    – В первые полгода после перехода все было здорово. Я выходил на поле, забивал. А потом все перечеркнула неприятная травма. «Локомотив» – топ-клуб по меркам России. Он – словно конвейер. Если выбываешь из строя, потом очень трудно попасть в струю. Когда я принял решение сменить обстановку, главный тренер «Локо» Юрий Семин уговаривал меня подумать, не спешить. До конца контракта оставался еще год. Семин говорил, что надеется на меня, что свои матчи я еще сыграю, но я принял решение перейти в «Москву».  

    – Чем больше всего запомнился тренер Семин?

    – Своей эмоциональностью. Все знают, что Юрий Палыч на скамейке – это сгусток страстей. Но в быту с ним было общаться крайне легко. При том, что это действительно тренер с большой буквы.

    - Фергюсон говорил: «Грош цена тому тренеру, который не умеет разбудить в своих игроках зверей». Семину это удавалось?

    – Он, безусловно, умел находить подход к футболистам. На установках мы слышали слова, которые будоражили душу. На принципиальные матчи всегда выходили заряженными.

    - Что было самое тяжелое в тренировках Семина?

    – Предсезонка. Но она во всех командах тяжелая. Надо терпеть.  

    – За время карьеры с тренерской несправедливостью сталкивались?

    – Да. И в состав без объяснения причин не ставили, и меняли, как мне казалось, неоправданно. К Семину, к слову, у меня никогда вопросов не было. Я считаю: справедливый тренер.  

    - Если б вернуть вашу жизнь лет на десять назад, что бы изменили?

    – Я бы ничего не стал менять. Как все шло по жизни, так бы и оставил. К примеру, считаю удачей, что поиграл в такой команде, как «Локомотив». 

    – Не думаете, что могли достичь большего?

    – Может быть. Но я не хочу копаться в прошлом. Не вижу, например, смысла гадать, как бы все сложилось, прими я в свое время предложение ЦСКА, а не «Локомотива». Может, было бы хуже?

    – Верите в судьбу?

    – Да, верю.

    – Президент ЦСКА Гинер звал настойчиво?

    – Предложение было серьезное. По финансам «Локомотив» и ЦСКА предлагали примерно равные условия. Железнодорожников выбрал по нескольким причинам. Во-первых, осенью команде предстояло играть в Лиге чемпионов. Во-вторых, у клуба была гораздо лучше развита инфраструктура – свой стадион, который достраивался к тому моменту, отличная база. И, в-третьих, со мной на предмет перехода разговаривал лично главный тренер. А в ЦСКА тогда, напротив, не было ясности с наставником. Садырин покинул тренерский мостик, и еще оставались вопросы, кто будет новым рулевым. Говорили, что Газзаев, но я предпочел вариант, который мне на тот момент казался более стабильным. И перешел в «Локомотив», которому симпатизировал с давних времен.  

    УЧУ РЕБЯТ БЫТЬ МУЖИКАМИ

    - Был в вашей жизни матч, запись которого пересматривали много-много раз?

    – У меня есть желание пересмотреть некоторые игры, но нет возможности. Какие? С удовольствием, например, вспомнил бы финал Кубка России, в котором «Анжи» играл как раз с «Локомотивом». Или матч с «Глазго Рейнджерс» в Кубке УЕФА. В клубе, наверное, есть записи, но работники с тех пор поменялись. Но я все-таки недавно поинтересовался, кто там ведет архивы. Мне интересно посмотреть сегодняшним взглядом на то время. Понять, что мы тогда из себя представляли.

    – Какие советы дали бы Сирхаеву-игроку того времени, будь такая возможность?

    – Сложный вопрос. Если вы спросите, чему я учу сегодняшних своих подопечных, я отвечу. Говорю, чтобы они всегда были мужиками – не только на поле, но и в жизни. В футболе очень важно иметь характер. Ты можешь бы очень талантливым, но без характера не пробьешься. Грош цена таким игрокам. На каком-то этапе они могут выстрелить, но когда перейдут на более высокий уровень, то пропадут.

    – Отличительной чертой «Анжи» ваших времен был как раз характер.  

    – Да, нас отличал командный дух. Тренер Гаджи Гаджиев смог объединить нас, как команду. Мы выходили на матчи голодными как звери.

    – Какой матч в составе «Анжи» вызвал большее разочарование – с «Торпедо», когда вы упустили бронзу из-за спорного пенальти, или с «Локомотивом», когда чуть не выиграли Кубок страны?

    – Для меня – игра с «Торпедо». Мы тогда были очень близки к тому, чтобы завоевать бронзовые медали чемпионата страны. До сих пор считаю, что судья поступил по отношению к нам несправедливо. Когда встречаюсь с болельщиками «Анжи», все они вспоминают именно эту игру.

    – Эмоции у игроков «Анжи» тогда были очень сильными. Вы минут десять спорили с судьей.

    – Это был даже шок, а очень большое разочарование из-за того, что у нас отняли что-то свое – казалось бы, уже добытое, завоеванное. Ощущения, когда с тобой поступают несправедливо, всегда очень сильные. Если помните, команда тогда даже с поля хотела уйти.

    – Помню. А вернуться в ворота голкипера Жидкова уговорил Нарвик Сирхаев.

    – Так у нас оставался хоть какой-то шанс спасти игру. Жидков мог отразить удар с 11-метровой отметки. А мог и бьющий промахнуться. Просто взять и уйти с поля было бы неправильно.

    – Вы тогда ждали какой-то предвзятости по отношению к «Анжи»?

    – Мы всегда понимали, что нас могут немного притормаживать. Чувствовали к себе «теплое» отношение со стороны судей. Хотя утверждать со стопроцентной уверенностью я этого не буду. Могу ошибаться.

    – В финале Кубка страны судьи были уже не причем. «Анжи» вашими стараниями открыл счет на 90-й минуте, но пропустил гол на 4-й добавленной.

    – Да, а дальше были дополнительное время и серия пенальти, в которой мы уступили. Сами виноваты. Слишком рано расслабились. «Локомотив» наказал нас за это.

    ГАДЖИЕВ УМЕЛ СТАВИТЬ НА МЕСТО

    – Несмотря на два проигранных матча, лишившие вас серьезных успехов, то время, наверное, все равно приятно вспоминать?

    – Конечно. Очень многие игроки «Анжи», например, скажут про 2000-й год, что это был лучший сезон в их карьере.

    – Что помогло в тот год поверить в себя?

    – Мы ощутили себя крепкой командой, еще когда играли в первом дивизионе. А первые победы в высшей лиге дали понять: команда способна на большее. Все-таки там уровень повыше. И мы после первой успешной игры поняли, что можем играть на равных с любым соперником. Гаджиеву тоже спасибо. Он постоянно держал команду в напряжении. Никогда не давал возможности расслабляться. Если у игрока, выражаясь сталинским языком, наступало головокружение от успехов, Гаджи Муслимович мигом ставил его на место. Мы все были как один. У нас не было разговоров: мол, я хороший, я лучший, а они не умеют играть.

    – Признаюсь, журналистам порой непросто общаться с Гаджиевым. Он очень медленно и долго формулирует. Как воспринимали его стиль общения игроки?

    – Мы привыкли. Хотя разборы матчей у нас в «Анжи» иногда были очень длинными. Они затягивались и на полтора, и на два часа. Но это манера Гаджиева. Человек тщательно взвешивает свои слова и всегда думает перед тем, как что-то сказать. Язык у него не опережает мысль.

    – Не засыпали игроки на гаджиевских разборах?

    – Если ночью кто-то плохо поспал, все бывало (улыбается). Если серьезно, все это воспринималось тяжело. Гаджиев давал нам очень много теории. Иногда мы даже не понимали: а зачем нам все это? Но сейчас я могу однозначно сказать: нужная вещь.

    – Конспектов не вели?  

    – Нет. А сейчас жалею об этом. Гаджиев и Семин – это тренеры, у которых многому стоит учиться. Я сейчас кое-что использую из их методов. Это касается не только тренировок, но и элементарного общения с ребятами.

    – Стараетесь быть проще или, наоборот, держать дистанцию?

    – Это надо регулировать. Иногда нужно одно, а иногда другое. Порой надо похвалить игрока, а в другой ситуации – обязательно покритиковать. Тренер должен быть гибким. Он должен чувствовать команду. А ребята – своего наставника.  

    – Когда у вас проснулось осознанное желание стать тренером?

    – На исходе игровой карьеры, за год-два до ее окончания. Решил для себя: хочу остаться в футболе. Не знаю, как все у меня сложится дальше. Но пока мне нравится тренерское ремесло.  

    ИНОГДА ХОЧЕТСЯ ВЫСКОЧИТЬ НА ПОЛЕ

    – Каким образом вы вновь вернулись в структуру «Локомотива»?

    – Предложение поступило от Игоря Владимировича Зелепукина, генерального директора «Локомотива-2». Поначалу я был помощником у Евгения Харлачева. А потом был создан еще и ЛФК «Локомотив-2». Мне сказали: «Выбирай. Можешь остаться работать во втором дивизионе, помощником у Харлачева, а можешь сам возглавить команду в любительской лиге». Я решил, что нужно начинать работать самостоятельно.

    – Сейчас ваша команда идет на первом месте. Но цели подняться выше перед ней не стоит. Какие тогда перспективы?

    – Я как тренер, ставлю перед ребятами задачу, чтобы команда шла в лидерах. Должно быть такое понятие, как достоинство. Пусть ребята набираются опыта. Они тут играют со взрослыми мужиками. На сборах, к примеру, встретились с командой, в которой выступал Хлестов, многократный чемпион России в составе «Спартака». А у нас процентов 80 из состава вчера окончили школу. Что же касается первого места, которое мы сейчас занимаем, то я бы не торопился с оценками. Сезон длинный, и у нас впереди еще много серьезных игр.

    – У кого-то из ваших подопечных есть хотя бы минимальный шанс пробиться в основную команду?

    – Пока им еще рано туда. Но у некоторых ребят есть все предпосылки для того, чтобы играть на высоком уровне. Пускай не в «Локомотиве», а в другой команде, но они могут найти себя. Пока пацанам нужно время, чтобы они чуть-чуть окрепли.  

    – Как вообще работает цепочка: первый «Локомотив», дубль, команда Харлачева, ваш коллектив? У вас есть что-то общее, или каждый варится в собственном соку?

    – Нет, у нас одна команда. К примеру, у меня есть возможность привлекать пять игроков из второго дивизиона. И мы это делаем, зовем тех ребят, которые не заиграны в команде Харлачева. Предоставляем игровую практику.

    – А обратная миграция?
    – Тоже есть. Мы отдали в команду Харлачева центрального полузащитника Кузнецова, вратаря Гаврилова. Дай бог, чтобы ребята росли.

    – Вам интересна эта работа?

    – Лично мне – да.  

    – Вы играли на самом высоком уровне. Любительская лига – самый низкий. Наверное, это все-таки временный этап для вас? 

    – Я считаю, что начинать всегда нужно с самых низов. В этом нет ничего зазорного. Подниматься наверх надо шаг за шагом, а не перепрыгивать одним махом через десять ступенек. Я должен набить свои шишки, понять, в чем я ошибаюсь. Потом мне самому будет легче. Я буду понимать, что делаю правильно, а что нет.

    – Тренер – нервная работа? Или на любительском уровне этого не чувствуется?

    – Еще как чувствуется! Хотя я сам был футболистом, удивлялся: почему наставники так нервничают? Сейчас все понимаю. Переживаешь за игру, за результат, за ребят. Иногда самому хочется выскочить на поле, исполнить за них, показать, как и что надо делать.

    – Не убили в себе игрока?  

    – По крайне мере, на поле меня все еще тянет.

    ЗВАЛИ В «АНЖИ» ПОМОЩНИКОМ

    – Как часто общаетесь с Семиным?

    – В основном, пересекаемся в Черкизово, где играет первая команда. Во время последней беседы Семин сказал мне, что ребятам надо больше работать с мячом. Все нагрузки должны идти через игровые упражнения. Стараюсь следовать этим указаниям.

    – Чувствуете, что у вашей команды есть рост?  

    – Да. Многие ребята стали лучше видеть и понимать игру, правильно перемещаться на поле. До этого многие не знали элементарных вещей. Приходилось все это объяснять. Но все равно: три-четыре месяца – не такой большой срок для серьезных выводов. О значительном росте можно будет говорить через сезон, через два.

    – В «Анжи» вас не звали?

    – Был разговор. Когда Гаджи Муслимович вернулся в команду, он позвонил и пригласил меня помощником.  

    – Что удержало от соблазна поработать в премьер-лиге, пусть и вторым тренером?  

    – Не захотел бросать начатое. Сказал Гаджиеву: «Большое спасибо за приглашение, но пока хочу поработать здесь».

    – А если появится предложение прийти на пост главного тренера в команду рангом повыше? Скажем, во второй дивизион?

    – В этом сезоне я вообще не хочу никуда дергаться. Мне доверили работу – стараюсь ее выполнять. Что будет дальше – посмотрим.  

    – За «Анжи» следите?

    – А как же!

    – Порадовало возвращение Гаджиева?

    – Это большой плюс для команды. Уверен, пауза в чемпионате России пойдет на пользу «Анжи». Когда я разговаривал с Гаджиевым, он сетовал, что команде не хватает опытных ребят. Ей обязательно нужно укрепляться, доукомплектовываться. Плюс необходимо подтянуть физические кондиции игроков.  

    – Что думаете о перспективах «Анжи» в этом сезоне?

    – Сейчас для команды главное – закрепиться в премьер-лиге. Более серьезные задачи надо ставить только на следующий сезон.

    – Почему команда семь лет не могла вернуться в премьер-лигу?

    – Тяжелый вопрос. Вроде бы такая задача ставилась каждый год. Но она не решалась. Возможно, не хватало комплектования. Может, ошибки в работе были. Это больше вопросы к руководству «Анжи». В прошлом году команде добавили финансирования, и она решила свою задачу.

    СЫН – ТОЖЕ ПОЛУЗАЩИТНИК

    – Когда в последний раз были в Махачкале?

    – Прошлой осенью. У меня там почти все родственники. А в Москве жена и дети – два сына и дочка.

    – Сыновья будут известными футболистами?

    – Младшему сейчас только пять месяцев. А старшему, Загидину, 11 лет. Занимается в ФШМ.

    – Почему не в «Локомотиве»?

    – Далеко возить. ФШМ гораздо ближе к дому.

    – На какой позиции играет сын?

    – Как и я – в полузащите. Но на другом фланге – правом. Я, конечно, хочу, чтобы он стал большим игроком. Но одного моего желания мало. Все будет зависеть от него самого. Я сказал сыну: «Заставлять тебя никто не будет. Главное – чтобы ты сам хотел играть».

    – Отдельно с ним занимаетесь?

    – Времени, увы, не хватает. На словах что-то могу объяснить, на деле – не получается.

    – Даже финты не показываете?

    – А я никогда и не был любителем финтов, всяких там пяток. Считаю, что надо проще играть. К этому и призываю своих игроков. А сыну говорю то же самое, что и им: «Главное в футболе – характер».  

    ВМЕСТО P.S.
    Нарвик признался: за годы проведенные в Москве, он полностью привык к этому городу. «Случается порой испытывать чувство одиночества?», – спросил я его. «Что вы? – удивился тот. – Я постоянно в общении. То с командой, то с друзьями, то с семьей. Наоборот, иногда хочется тишины». Посмотрим, как дальше сложится тренерская карьера Сирхаева. Он загадывать не спешит. Пусть все течет, как течет, – говорит. Но кто знает, может когда-нибудь мы увидим тренера Сирхаева во главе команды премьер-лиги? Свои ступеньки он готов проходить шаг за шагом. 

    Источник: Журнал "Еврофутбол"
    Просмотров: 1152 | Добавил: Gadjinho | Рейтинг: 5.0/3
    Календарь
    «  Август 2010  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
          1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031

    Архив записей

    Наш опрос
    Пойдет ли на пользу смена клубной политики ФК Анжи?
    Всего ответов: 17

    Статистика



    ФК "Анжи" (Махачкала), 2007-2013